Екатерина Троепольская, Андрей Родионов «Алхимический жанр»

«Октябрь» 2012, №3

Сколько времени существует поэзия? Тысячи лет. А кино – сто лет с хвостиком. Но за эти сто лет кино сумело перемолоть все остальные виды творческой активности человека. Кино приближает к реальности любую абстракцию, пользуясь множеством средств, в том числе, языком поэтическим. В данном случае мы имеем в виду не звучание стихов на экране, а поэзию кадра и тот особый поэтический кино-язык, на котором говорили со зрителем Бунюэль и Параджанов.

Конечно, поэзию кино освоило тоже. Андрей Тарковский и Эльдар Рязанов использовали стихи в своих фильмах, создавая дополнительные смыслы, дополняя “материю” кино еще одним измерением.

Современность диктует новые формы: короткий метр, музыкальные клипы и видео-арт. Современность предпочитает синтез искусств или, говоря уличным языком, всё и сразу. Какую позицию может занять поэт?

Для поэта сегодня существует два соблазна. Первый – это сохранять традиционный образ, максимально игнорируя технический прогресс и модные течения. Второй – экспериментировать, что, как мы знаем, далеко не всегда выходит удачно. В этой статье мы пытаемся поговорить о тех, кто пошел по второму пути.

История видеопоэзии в России началась в середине золотых нулевых, когда синтез всего и вся казался новым прорывом в будущее. Нулевые соединили несоединимое: слились в единое железобетонное целое: преступник и чиновник, художник и деньги, религия и ядерное оружие – их уже было не разъединить. На фоне всеобщих слияний и объединений появился новый прекрасный жанр – видеопоэзия, поэтическое видео.

Примеры такого соединения были и раньше. Работы футуристов, “ОКНА РОСТА” Владимира Маяковского (хотя это не имеет отношение к видео, скорее именно к синтезу визуального и вербального), в 90-х – блестящие видеоперформансы Дмитрия Александровича Пригова (видео снимали Ираида Юсупова и Александр Долгин), Владимир Епифанцев искал творческий подход к стихам Алины Витухновской. Да и каждый отдельный поэт пытался в той или иной степени визуализировать свое творчество. Не будем углубляться в искусствоведческие дебри, каждый образованный человек сможет привести сколько угодно своих примеров удачного союза поэзии и кинематографа.

В Европе массовые эксперименты с поэзией и видео привели к возникновению берлинского фестиваля “Зебра”. Минусом на русский взгляд в этих работах была чрезмерная увлеченность видео-артом в ущерб слову (часто европейские ролики даже не нуждаются в переводе). Для участия в таком фестивале, вдохновившись опытом рижской группы “Орбита”, группа энтузиастов в Москве во главе с тогдашним редактором газеты “Книжное Обозрение” Александром Гавриловым сделала несколько роликов на стихи современных поэтов. Видео Федора Кудряшова на стихи Максима Амелина “Кукушка” стало лауреатом фестиваля “Зебра”.

В 2007 в Москве прошел первый российский фестиваль видеопоэзии “ЗРЯ!”, организованный при помощи журнала “Крокодил”. Организаторами стали Екатерина Троепольская и Андрей Родионов. “ЗРЯ!”, позже переименованный в фестиваль “Пятая Нога”, проводится каждый год в ноябре в кинотеатре “Пионер” при содействии клуба “Сине Фантом” и является крупнейшим в России. Показы этого фестиваля проходят на ММКФ, на Венецианском биеннале, на Лондонском книжном фестивале, на фестивале в Канске. В Санкт-Петербурге, Перми, Екатеринбурге, Челябинске, Тюмени, Красноярске, Новосибирске в результате такой агрессивно просветительской деятельности возникли собственные сообщества и фестивали, бодрые, молодые, перспективные. В Питере прошел фестиваль медиа-поэзии “Вентилятор”, и даже более консервативный Волошинский фестиваль в Коктебеле в прошлом году собрал свою программу видеопоэзии.

К чему ведет такая популярность? Мы помним времена, когда каждый просмотр видеопоэзии превращался в обсуждение: так есть жанр или нет? Сейчас все поверили, что он есть, но возникли опасения насет его дальнейшего существования.

Андрей Тарковский когда-то сказал, что появление доступной видеокамеры погубит кино, потому что его производство станет доступным для графоманов. Действительно графомания стала уделом не только литературы, но и кинематографа. Сейчас почти любой может не только отправить свои опусы на стихи.ру, но и снять видеоролик, чтоб выложить его на Youtube. Большое кино, как и поэзия, от этого не пострадает, а вот видеопоэзия может и утонуть в бездонном болоте самовыражения. Именно поэтому хочется предложить свою версию того, как жанр мог бы развиваться.

С самого начала видеопоэзия была отрефлектирована разными неглупыми людьми: есть обсуждения на сайте “Сине Фантома”, появились тематические сайты видеопоэзии, крупнейший из них “Gvideon”, статьи Виктора Матизена, Данилы Давыдова, Дмитрия Голынко-Вольфсона. Видеопоэзии посвящен № 9 литературно-критического альманаха “Транслит”.

Возникло множество классификаций видеопоэзии, ни одна из которых не стала пока доминирующей. Попробуем и мы предложить свою.

Мы исходим из того, что видеопоэзия – это искусство прежде всего визуальное, режиссерское. Отсюда наш первый вывод: кадры, сопровождающие стихи, могут быть либо документальными, либо игровыми. Одним из самых ярких примеров документальной видеопоэзии является клип Кирилла Серебренникова на стихотворение Иосифа Бродского “Конец прекрасной эпохи”. Многие осудили эту работу за то, что высокая поэзия в ней перемежалась с шансоном из караоке-бара. Не вынося никаких оценочных суждений, оговоримся, что упоминаем клипы, которые считаем действительно важными. В этом ролике известный режиссер театра и кино Кирилл Серебренников снимает свой родной город Ростов-на-Дону, рифмуя ощущение от дня сегодняшнего с концом другой эпохи, про которую и написано стихотворение. Или же хоум-видео Алексея Кузнецова “К Лизе” – сделанный при помощи веб-камеры репортаж из больницы, где автор оказался после того, как “немного сломал позвоночник”.

Игровую секцию видеопоэзии мы попробуем классифицировать согласно тому, какую роль выполняет в клипе поэтический текст.

Самый очевидный и самый опасный путь – режиссер использует стихотворение, как собственно сценарий, буквальное руководство к действию. Здесь удачных примеров гораздо меньше, чем неудачных. Подавляющее большинство авторов воспринимает творчество, как поток собственных мыслей, тем самым превращая и поэзию, и видео в череду предсказуемых и скучных образов. Сколько мы отсмотрели клипов “в дороге” или “небритый романтик на фоне осенних листьев” и т. д. И не то, чтобы эти образы сами себя дискредитировали. Есть, например, клип Дениса Бранницкого, в котором буквально экранизировано стихотворение Всеволода Емелина, а сам поэт небрит и путешествует по бумажному городу. Признаемся, что это один из наших любимых клипов, так как буквальная экранизация не упрощает и не усложняет стихотворение, а следует заданному поэтом ритму, как сюжетному, так и музыкальному. Еще один случай удачной экранизации – клип “Шампанское” Дарьи Поляковой. Стихотворение про несчастную любовь, и клип снят ровно про несчастную любовь. Но, благодаря таланту режиссера, наивность сюжета с лихвой окупается экспрессией подачи и игрой актеров.

Второй вариант игровой поэтической экранизации – стихотворение разыгрывается по ролям с участием актеров, профессиональных или нет. С такой трактовкой работать сложнее, тем более, когда текст не подразумевает прямых реплик разных людей. Тем не менее, и тут есть несколько удачных примеров. Постановка стихотворения Алины Витухновской домашним панк-театром Валерии Гай Германики. Ролик снят в карнавальной эстетике. Две девушки параллельно читают один и тот же текст, но совершенно по-разному, что соответствует образу и костюму каждой. Смешно и жутко одновременно. Второй пример – победитель фестиваля “Пятая нога” 2011 года, ролик Владимира Волоцкого на стихи Вадима Жукова: люди, едущие в электричке, читают по очереди, продолжая или повторяя друг друга, – стихотворная эстафета, создающая впечатление некой коммуникации персонажей. К разряду игровой видеопоэзии можно отнести и сольное артистическое исполнение, самой яркой звездой на том небосклоне (более полумиллиона просмотров на Youtube) является Владимир Горохов.

Можно подать стихотворение и как монтаж. Здесь важнейшим является ритм. Такие клипы чаще выполнены в жанре анимации или с применением компьютерной графики, то есть, более продвинутых, модных технологий. А хорошему стихотворению это не всегда на руку. Здесь хотелось бы отметить ролик “Сантехник” известного комиксиста Хихуса, созданный в жанре кукольного комикса и смонтированн с вкраплениями японского аниме. Клип хулиганский и очень бодрый, хоть и про депрессивное состояние автора. И в то же время, нежнейшее видео “Стало холодно совсем зябко” Александра Переверзина, созданное совместно с художницей Летой Югай, где ритм совершенно другой, а прием тот же. Игорь Сид вместе с Алексеем Блажко тоже предпочитают таким образом монтировать свои ритмичные, экзотические клипы. Самый простой путь – нащелкать миллион фотографий и смонтировать их в определенном ритме. Этот способ получает большое распространение среди хипстеров.

Можно использовать стихотворение как образ. Получится клип, где стихотворение и видеоряд не связаны между собой логически, а объединяет их яркий, эмоциональный жест режиссера, выражающий его впечатление от текста либо работающий как неочевидная, сюрреалистическая рифма. Удачным примером такого приема может служить видео Натальи Бабинцевой на стихи Татьяны Мосеевой “Nature Show”. Образ светящихся часов на глади ночного озера ассонансно гармонирует с нервными девичьими стихами.

Бывают видео, где роль актеров выполняют буквы. Поэзия здесь наиболее близка к своей реальной стихии – лучшие слова в лучшем порядке. Визуально же обыгрываются не смыслы и образы, а графика стихотворного текста. Здесь в первую очередь надо отметить эксперименты Александра Горнона, одного из родоначальников видеопоэзии в России вообще. Это уникальное визуальное словотворчество. Также упомянем здесь других представителей питерского искусства – Лабораторию поэтического акционизма. Их творчество минималистично и концептуально. Их лучшие работы сняты на стихи Всеволода Некрасова и Андрея Монастырского. Это самая экспериментальная область видеопоэзии, так как может показаться, что количество возможных ходов ограничено, а возможность дополнительных эффектов сведена к минимуму. Тем не менее, в этом направлении работали и Эдуард Бояков, и Яков Каждан, и Анна Толкачева, наглядно демонстрируя, что написание слов имеет бесконечное количество вариаций.

А бывает стихотворение без стихотворения. Это видео-арт с поэтической основой, можно сказать, европейское направление видеопоэзии. Если Александр Горнон синтезирует морфемы, то Эдуард Кулемин экспериментирует уже не со словами, а с ритмом, интонацией, звуками. Словесный художественный бокс в клипе “Троп-спорт” и нечленораздельное мычание, продавливающее пространство, в “Бормотени” – эти ролики, как ни удивительно, очень нравятся традиционно словоцентричному зрителю. Здесь также можно упомянуть отрывок из фильма “Бирмингемский орнамент” Андрея Сильвестрова и Юрия Лейдермана. Пейзаж с тремя фигурами: отец, точно морж, с бивнями во рту, читает нравоучительное стихотворение дочерям.

Так выглядит наша классификация видеопоэзии. Зачем она нужна? Как минимум, для жюри, чтобы легче было присуждать призовые места. Надеемся, что классификация эта пригодится также и режиссерам, если этот алхимический жанр переживет роковой 2012 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>